1. ФИО:
Whirl Вирль
Соловьев Александр

2. Возраст:
03.06.1968 (51 год)

3. Группа крови:
AB(IV)+ (смешанная с маслом и дизелем)

4. Род занятий:
Ветеран Международного Союза Героев, Отставной Генерал, Архивист

http://s9.uploads.ru/MJEGa.png


5. Досье:

- Ты не мог бы вставить его мозг обратно в голову? С трупами я предпочитаю работать через глазные впадины.
- Я даже выразить не могу, что мне в этом предложении больше не нравится.

Это был 2005 год, когда мне, или, вернее, меня установили в первый прототип экзоскелета. Тогда меня, - настоящего меня, живого, из плоти и крови, - было гораздо больше, чем сейчас. Мертвые клетки пытались реанимировать путем контакта нервных окончаний с передовыми технологиями. Проще говоря, они хотели продлить огрызки моих рук и ног путем подсоединения их к протезам, а функционирование сердца, легких и мозга поддерживать специальными имплантантами. Кто-то скажет здорово, я скажу - паршиво. Это сейчас такие достижения науки кажутся мелочью, но тогда, в две тысячи пятом, не было ни нормальной анестезии, ни безболезненных наработок. Я орал, будто меня режут на части, пока хирурги подключали модули управления и контроля. Они пытались превратить мой мозг наполовину в компьютер. Я полгода пролежал в коме, оправляясь от ран, только затем, чтобы вместо "доброе утро" услышать о коррозии металла и отмирания нервных окончаний. Было еще слишком рано скрещивать металл и органику.

К счастью или нет, ребятки, которые предложили мне либо умереть, либо извращенным способом выжить, не намеревались сдаваться после пары неудач. Я тоже. У меня была жена, дети, родные! Младшей только перевалило за четыре года, а старший в школе учился. Какой из меня отец, если бы я сдался на полпути? Нет, я хотел видеть, как мои дети растут и взрослеют, любой на то ценой. Я мог быть верным родной стране и миру солдатом, но, прежде всего, я был отцом. По крайней мере, хотел им быть. Это, знаете ли, чертовски интересная часть моей биографии, и я сделаю небольшое отступление.

Начиналось всё крайне скудно, в 1968-ом году. Паршивое время не только для моей страны, а для мира в целом. Всё население будто повернулось на революции, тут и там вспыхивали очаги недовольства. Мать рассказывала, как по городу вышагивали протестанты. Студенческие волнения, забастовки рабочих, партизанские войны, национально-освободительные революции... Было очень сложно остаться от этого в стороне. СССР эту чуму загнал внутрь себя и, что неудивительно, распался через двадцать лет. Но я забегаю вперед. Над моим именем долго не думали - Александр, Сашка. Фамилия тоже была простой - Соловьев. Соображать хоть что-то я начал годиков в шесть, в 1974, а люди к тому времени на Луне побывать успели, музыкальную классику подобрать, первый компьютер изобрести... Это я всё позже узнал. Отец мой - бывший военный, вернулся домой победителем без ноги. По старым связям пропихнул меня в престижную, по тем временам, школу, в шутку раздолбаем звал. Я-то раздолбаем никогда не был, семьей гордился, отцом в особенности, грезил по его стопам пойти, выслужиться где-нибудь, тоже руку или ногу в бою потерять. Ирония судьбы, что тут скажешь. Я окончил школу через одиннадцать лет, в 85-ом. Как выпускался - не помню. Помню, что отец притащил домой, пьяного, но счастливого, выпорол от неожиданности, потому что тогда вели борьбу с "зеленым змием" и за алкоголь отлавливали и засаживали. Только на следующий день я всё равно трезвый и довольный стоял перед училищем.

Военную карьеру я не сделал, пока не наступил 1991 год. Распад СССР, конец эпохи, да здравствует трехцветный российский флаг. Вся рота слышала по радио, как ввели в Москву танки, как лаконично ругнулся Горбачев "Мудаки!", как подняли над Кремлем триколор. Неожиданно это дело перенеслось в мой родной город, в Ленинград, где я прозябал на жесткой койке. Город торжественно (многим так казалось) переименовали в Санкт-Петербург. Через неделю-две меня вывел старшина на приватный разговор. Этот разговор, он... в общем, я бы назвал его отправной точкой, а также причиной, по которой всё покатилось в Ад. Старшина, видите ли, был не простым человеком. У него был Q-ген, как это сейчас по-умному называют. Тогда обзывали проще. "Сила", "причуда", "болезнь" - логического объяснения паранормальным явлениям не было, а не раскрываться под гнетом СССР мозгов хватало. Я тоже был одним из таких "уродцев". Ничего необычного и "модного", чем бы могла похвастаться современная молодежь. Я просто был живучее других. Старшина заметил, штатный врач - тоже. Порезы, ушибы, даже пулевые ранения, а меня пару раз отправляли в горячие точки. Апогеем стало прямое попадание в голову, продырявившее шлем. Видно, кто-то из зеленых новобранцев увидел меня, всего в крови, пытающегося дотащиться до рубки и послать весь мир к дьяволу, а оттуда слухи дошли до старшины. Мужиком он был хорошим, добрым. Вытряс всё дерьмо при том самом разговоре, заставил всё рассказать. Честно, в уме меня уже на расстрел тащили или куда-нибудь под землю в лаборатории, но нет. Старшина просто по плечу похлопал. Ласково так. Следующие два часа я пытался уместить в голове, что не один в мире такой урод, а их оказывается по всему земному шару хватало. И кто что только не делал. Огнем плевался, водой, танки над башкой поднимал, вверх-ногами бегал... И был у меня под развал СССР хороший друг, почти брат, и рекомендации офицерскому составу.

В еще не утвержденный Международный Союз Героев я вступил до памятных событий конца 1998 - начала 1999. Что удивительно, мы могли общаться между собой без расовых предрассудков и застарелых обид. Хотя, признаюсь, к немцам я привыкал долго. У зарождающейся организации были влиятельные покровители, и ресурсов было предостаточно. Мы находили тех, кто недавно пробудил способности или засветился перед камерами, помогали устроить жизнь и примириться с различиями. Сейчас нас, тех, кто тогда активно действовал, зовут ветеранами, костяком организации, пусть многим и задницу от постели оторвать уже тяжело.

Я дослужился до генерала в армии, когда напали Х-твари. Это было близ 1999 года, я, кажется, упоминал дату. Правда об «07.01» была представлена массам, и в 2000-ом году я подал в отставку. Мне тогда было тридцать два. Мир отправлялся от глобального социального потрясения, мирился с инопланетными монстрами, шел семимильными шагами прогресса. Я был принят и зарегистрирован в Международном Союзе Героев, как почетный член организации, и последующие годы проводил то в разъездах, то в Академиях. Глотал дым, порох, гарь и сажу. Сару я встретил в тридцать четыре. Она была прекрасной американкой, к несчастью, вдовой. У неё не было способностей, и она никак не была связана с миром героев, злодеев и монстров, но я влюбился без задних ног. Сперва я побаивался, что она меня оттолкнет, в конце концов, у неё уже был "хороший муж", но мы, к удивлению моих товарищей, сошлись, как в море корабли. Её сын тоже благосклонно ко мне отнесся, чему я был крайне благодарен.

Наверное, проблема была в том, что семья не умерила мой пыл. Я всё стремился принести «07.01» пользу. Это привело меня к тому, кто я есть. К огромному куску железа, о который постучи и отобьешь руку. Это было на границе Пекина. Мы загоняли выводок Х-тварей в ловушку. К несчастью, наткнулись на минное поле, созданное из каких-то грибных спор, и оно рвануло, стоило к нему сунуться. О подставе не предупредило ни чутье, ни сканеры. Я очнулся в Пекинской больнице, парализованный ниже пояса и с трубкой искусственного дыхания из горла. Вместо левой руки - кусок мяса. Ноги - обрубки разной длины. От туловища будто откусили кусок. Волосы сожгло взрывом, лысая башка покрылась волдырями, половина лица - огромная гематома. Новости меня не порадовали. Отряд потерян, я выжил лишь за счет способности. Регенерация медленно шла, однако поддержание жизни в теле было её пределом. В растворах, подаваемых через трубочку, не хватало питательных веществ, чтобы стимулировать восстановление смертельных ранений. Да куда там! Может, оторви мне только ноги и руки, я бы выкарабкался, но у меня были сожжены легкие, поврежден мозг, а еще взрыв нарушил обмен веществ, и это без учета ожогов и поверхностных ран.

Это была смерть. А я... Я не хотел умирать.

Поэтому подписал ворох документов и согласился быть подопытной свинкой. Прототипы были ужасны. Первый экзоскелет вышиб в кому, добавил ворох инфекций и ускорил процесс гниения плоти. Выяснилось, что плоть была в принципе проблемой. Я взял со всех обещание меня отключить, если дело зайдет в тупик, но, когда от тела остались только сердце, мозг и еще парочка кусочков, им удалось совершить впечатляющий прорыв. У меня появилось тело. И я честно не знал, как на него реагировать. Дроид-прототип был ворохом ржавчины. У него, быть может, не скрипели шарниры, но он был настолько тонким и неустойчивым, что большую часть времени я проводил на операционном столе, просматривая ворох информации перед глазами. Я был... Что же, наверное, роботом, или дроидом без ИИ, с двумя скромными человеческими дополнениями: мозгом и сердцем. В 2009-ом тело модифицировали достаточно, чтобы я мог ходить. Оно было громоздким и неудобным, импульсы нередко вызывали инверсию всех систем и двигательных реле. Несмотря на старания ученых, человеческий мозг не мог правильно координировать механический корпус. Это не было успехом, но не было и провалом.

В 2011, когда компьютерные технологии вышли на новый уровень, мой мозг конвертировали. Память буквально выгрузили на съемный носитель, позже переделав в металлический мозговой модуль. Это была тонкая и сложная разработка и, пожалуй, единственная в мире, созданная не без помощи носителей Q-гена с подходящими для операции способностями. Моя способность к регенерации окончательно была утрачена, но к тому моменту сердце уже поместили в специальный куб и провели целую нейро-сеть, чтобы поддерживать меня не столько живым, сколько функциональным. В начале 2012 года я впервые открыл не глаза, но оптику, как полноценный функциональный мех. Корпус был небольшого размера, сильно очеловеченный, но позже доработанный под нужды профессии. Я был рад быть живым, не поймите неправильно, но я стремился выжить с определенной целью. Первая - поддерживать семью, даже в столь отвратном виде. Второе - выследить ту уб... колонию тварей, которые могли порождать взрывные грибковые споры и вырезать под корень. Третья - продолжать оберегать страну весь оставшийся срок функционирования. К слову, продолжительность моей жизни теперь была неизвестным фактором, так как никого раньше не превращали в робота.

На 2019 год, то есть, на сегодняшний день я, Александр Соловьев, с кодовым обозначением Вирль (так как очень немногие могут назвать безобразного киборга по данному при рождении имени) служу в «07.01». Соотношение органики в корпусе: 10 на 90. Эти 10 - смешанная с маслом и дизелем кровь и запертое в кубе человеческое сердце. Я не монстр, но мой внешний вид и послужной список за последние семь лет говорит об обратном, а единственная оптическая линза наводит на мысли о роботах-убийцах в лучших традициях кинемотографа. И это не мои слова, я всего лишь... цитирую.

6. Цель персонажа:

Знаете, есть люди, которые на нашем месте потерли бы руки в восторге от беспредельной способности вселенной удивлять и окунулись бы прямо в неё. Но я не такой человек. Давайте закричим и убежим.

Обеспечивать безопасность планеты и страны в меру производительности согласно протоколам и личным желаниями. Наблюдать за взрослением детей, благополучием жены и близких родственников. Выслеживать каждую треклятую Х-тварь, чтобы больше ни одна мразь не подрывала отряды. Устраивать веселую жизнь тем живчикам, которые прилепил на лоб табличку "злодей" и решили найти свое место под солнцем. Выучивать молодое поколение героев, дабы никто из них не повторил судьбу "Вирля".

7. Способности:

- Почему ты...
- Конструирую оружие, вися на потолке? Главным образом потому, что больше никто так не может.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


8. Герой:

- Твой чемодан...
- Я не скажу, что в нем, даже не спрашивай.
- Слышал, ты открыл его на Хайрус-4, и их солнце погасло.
- Ложь. Наглая, вонючая ложь... Это был Хайрус-5.

Вирль - не герой. Широким массам он представлен как протокольный дрон, отличное дополнение к команде супергероев. Из-за зловещего вида он не пользуется популярностью у мирного населения, оставляя дело более запоминающимся личностям с выдающимися актерскими талантами. Вирля можно назвать агентом спец.операций, так как он редко участвует в фестах или митингах, направленных на поддержание высокого морального духа или для рекламирования новой продукции. Единственное, в каком образе Вирля стопроцентно принимают за героя, это при контроле крупных мехов, зачастую выполненных в стиле известных роботов из японских мультсериалов. Под кодовым обозначением "Зета" он принимает участие в крупных парадах, где, как правило, возвышается над людьми в доспехах огромного меха.


______________________________________

2.1. Связь с вами:
Скайп: uwataremono

2.2. Как нас нашли?
Реклама.